Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Ул. Большая Садовая: Булгаковский дом

Есть одна ночь в году, которая может поконкурировать с новогодней - это ночь в музее. Ее неизменные составляющие - круглосуточный режим работы культурных учреждений, бесплатные экскурсии и постоянные аншлаги. Впрочем, последние меня, скорее, оттолкнут, чем притянут, потому как толпу, а уж очереди и подавно - не люблю. Однако вкусить особой ауры волшебного действа хотелось, и я нашла компромисс - отправилась в Булгаковский дом на празднование 119-летия со дня рождения писателя. Это мероприятие, начавшееся с едва появившимся намеком на сумерки, предваряло старт "Ночи в музее".
Итак, место действия - дворик знаменитой Большой Садовой, 10 (302- Бис).



Вовлеченность в мероприятие произошла сразу же, едва я открыла кованную калитку дома. Первое, что бросилось в глаза - это натянутые по всему периметру бельевые веревки с сушившейся одеждой, и десятки ожидающих мистерии. А по-другому у Булгакова никак.



В центре дворика красовалась сцена с раритетным убранством прошлого века: граммофоном, рубиновым торшером, диваном зеленого сукна, ретро - телефоном, фортепьяно и самоваром.



Пока собравшиеся смотрели на самовар и мечтали о горячих напитках, их искушали горячительными. Вальяжный кот Бегемот незаметно возникал перед милыми дамами и протягивал рюмочку, приговаривая: "Помилуйте, королева, разве я позволил бы себе налить даме водки? Это - чистый спирт!" Самые отчаянные поддавались на уговоры и подтверждали честность слов персонажа романа"Мастер и Маргарита".



Градус веселья и позитива удвоился с появлением на сцене актеров театра "Бу...", разыгравших интерактивно - театрализованное действо в духе главы из "Мастера и Маргариты" под названием "Сон Никанора Ивановича".



Помнится, Никанор Иванович Босой не кто иной, как председатель жилищного товарищества дома № 302-бис по Садовой улице в Москве, где проживал покойный Берлиоз. Так вот, некто Тимофей Квасцов донес, что товарищ Босой спекулирует валютой, и в данный момент в его квартире номер тридцать пять в вентиляции, в уборной, в газетной бумаге четыреста долларов. И вот Никанору Ивановичу снится сон, что его для выяснения происхождения валюты доставляют в некий театр, где всем заправляет трио поварят во главе с шеф-поваром Иваном Яичницей.





- Ну-с, Никанор Иванович, покажите нам пример, - и сдавайте валюту, - твердил конферансье Босому.
Никанор Иванович божился в своей непричастности к инородным дензнакам, а публика негодующе ревела.





Пока стойкий Босой отнекивался, валюту сдал некто Канавкин и даже сообщил о сбережениях своей тетки Пороховниковой, на Пречистенке. После содеянного Канавкин стал аки агнец. И даже почувствовал появление нимба.



Избавились от бесовской бумаги и Сергей Герардович Дунчиль с супругой.



Впрочем, Сергей Герардович больше переживал не из-за денег, а из-за обнародования его любовной связи с  Идой  Геркулановной, живущей в Харькове. Та сдала не только валюту, но и украшения.



В какой-то момент поварята оказались среди толпы и настойчиво призывали сдать валюту. Тех, кто не повиновался, ждала участь фигуры "Утка с яблоками": когда руки связывают, а в рот вместо кляпа засовывают красный фрукт. Никанор Иванович по-прежнему упорствовал, и был главным претендентов на "утку".



А потом единомоментно растаяли повара и  развалился  театр с  занавесом... Голос конферансье, становившийся все тише и тише, приговаривал, что отныне всем собравшимся будут снится только добрые, счастливые сны. И как подтверждение его слов, словно сон на яву - вынос двухъярусного торта.





Вкусное угощение оккупировали плотным кольцом, в которое я посчитала нужным, не соваться. Мой сон - другой, не кремово - калорийный на пластиковой тарелочке, а ценный, невесомый и, по-всему, с крыльями. Именно таким был неожиданный фейерверк из фольги и червонцев, парочку которых, я незаметно, спрятала под каблук :-)