Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

пос. Любимовка: усадьба К.С. Станиславского

Всякий раз, когда я узнаю о существовании объектов культурного наследия сохранившихся, но недоступных для посещения по причине ненадлежащего состояния, я выдумываю мысленные машины времени. Мне хочется вернуться в прошлое, чтобы спасти эти памятники исторического значения, обнесенные забором, – для памяти поколений, для гордости, для собственного вдохновения и развития, в конце концов. Впрочем, в случае с усадьбой, принадлежавшей театральному режиссеру Константину Станиславскому, все пошло не по сценарию. "Любимовка" хоть и оказалась закрытой, но предстала во вполне себе достойном виде. А все потому, что место находится в ведении международного общественного благотворительного Фонда К.С. Станиславского, занимающегося его восстановлением и реставрацией.



Collapse )

Большой театр: балет "Жизель"



Моя душа сияла, потому что знала: сегодня – Большой день. Я перемерила несколько вечерних платьев, баловалась кофе, дольше обычного наносила тушь и румяна, извлекала из памяти тронутые забвением немудреные ликования и прятала в сумку заветный билет в партер Большого театра. Я готовилась к посещению балета "Жизель" - одной из самых прекрасных и печальных историй о любви, предательстве и смерти, рассказанных языком танца…



Collapse )

Дом-музей М.Н. Ермоловой: вечный бенефис



На улице было настолько морозно, что времяпрепровождение под одеялом был бы самым уместным и приятным сценарием выходного дня. Но я решила сыграть в тепло: облачилась в красивые одежды и отправилась в гости к великой трагической актрисе Марии Ермоловой. Особняк, в котором она прожила почти сорок лет, находится в самом центре Москвы - на Тверском бульваре.

7

8

Collapse )

Дом-музей К.С. Станиславского: верю - не верю!



Дома-музеи стоят заманчивым особняком в пласту культурных учреждений. Они дают возможность своеобразного похода в звездные гости, и абсолютно точно способствуют переходу на иной уровень восприятия хозяина дома. На этот раз я отправилась на утреннее рандеву в Леонтьевский переулок. К русскому театральному режиссеру, актеру и педагогу, основателю МХАТа и создателю оперно-драматической студии Константину Алексееву, более известному по псевдониму Станиславский...

55_1176

Collapse )

"Время славы и восторга" vs трех часов "Скупого"

Зима оказалась невероятно настойчивой. Каждое мартовское утро она выдает такие снежные батманы, что вызывает исключительно чувственный трепет!  И каждое утро, ощущая вероятность последнего снегопада в нынешнем сезоне, я выбегаю на улицу, чтобы подключиться к танцу природу. Деми плие, гранд плие, па-де-буре... - снежный ритм установил на часах моих дней не ожидаемую весну, но не менее эффектное "Время славы и восторга". Собственно, именно так называется выставка, проходящая в Государственном музее А.С. Пушкина.





Экспозиция, посвященная эпохе Отечественной войны 1812 года, состоялась благодаря участию энтузиастов - собирателей и коллекционеру, историку моды Александру Васильеву. Мероприятия от последнего стали регулярными и растиражированными, что при всей моей симпатии к Васильеву не оправдывает тех надежд, которые на них возлагаются. Во-первых, представленных нарядов не так много. А, во-вторых, моно созерцание, не приправленное изумительными васильевскими рассказами, не оставляет иной памятной доминанты, кроме как дилеммы: как удается сохранить практически идеальный внешний вид вещей, история которых насчитывает не одно столетие?





Помимо костюмов, аксессуаров, принадлежностей изысканных туалетов аристократии, на выставке представлены произведения живописи, графики, декоративно-прикладного искусства, мебели, редких изданий XVIII-XIX веков.





Экспозиция "Время славы и восторга" не вызвала во мне чувств, заявленных в названии. В надежде на впечатления я отправилась в театр Российской армии на комедию "Скупой" по Жан-Батисту Мольеру.



Трехчасовое действо открыло для меня актера Бориса Плотникова, представшего в образе скупердяя Гарпагона. Народный артист России, получивший за эту роль "Премию Москвы", прожил в спектакле невероятно яркую жизнь: смеялся, плакал, плел интриги и даже продемонстрировал несколько поз из йоги.





Нескупые эмоции, полученные от спектакля "Скупой" на ночь глядя, вряд ли бы позволили мне уснуть. Чтобы не конфликтовать с мистером Морфеем и настроиться на его дурманящие объятья, я завершила очередной снежный день релаксом в салоне красоты.



Замоскворечье: дом-музей А.Н. Островского

Накануне был первый дождь. Почти безропотный, осторожничающий, действующий наугад. Я убрала с подоконника горшочки с распускающимися нарциссами и устроилась поближе к окну. Отсюда было отлично видно метаморфозное небо, вернувшее мне перманентные мечты об отсутствии зонта, о мокрых одеждах, о ливне с грозой...
Ожидание грозы стало навязчивой мыслью. Я решила реализовать ее, интерпретировав в литературное творчество. Таким образом, я оказалась в доме-музее Александра Николаевича Островского.



Небольшой деревянный особняк, расположенный между элитных новостроек Замоскворечья, как затерявшаяся капля в контексте бесконечного дождевого потока.



Внутри дома царит атмосфера патриархального обаяния и старинного быта. Деревянные доски пола уютно поскрипывают, разлившийся по комнатам мягкий свет настраивает на умиротворение, а относительная немноголюдность дискредитирует факт присутствия в центре Москвы.



История Александра Островского в этой усадьбе номинальна: родился в 1823 году и прожил чуть более года жизни. С этим небольшим сроком присутствия связаны кабинет, спальня и красная гостиная семьи, расположенные на первом этаже и обставленные не аутентично, но весьма приближено к эпохе.







Второй этаж дома-музея состоит из круговой анфилады комнат, которые объединяет тема театра. На данную тональность сразу же - в верхних сенях - настраивает макет Малого театра в разрезе, сделанный с ювелирной точностью, а также фотография Большой Дмитровки с ее знаменитыми культурными учреждениями практически двухсотлетней давности.



Творчество Островского до сих пор являются одним из самых востребованных на сценах, а памятник драматурга расположен именно перед Малым театром. Это признание подкреплено атмосферой комнат, каждая из которых хранит дух той или иной пьесы. Здесь представлены настроения произведений "Гроза", "Доходное место", "На всякого мудреца довольно простоты", "Бешеные деньги".









Самой проникновенной мне показалась комната, посвященная пьесе "Бесприданница". Старый, но уютный диван зеленого сукна, вышитые подушки и, непременно, гитара. Душевность атмосферы усиливают, висящие на стенах, портреты детей драматурга - трех мальчиков и двух девочек.



Кстати, в советском кинематографе "Бесприданница" именовалась "Жестоким романсом". Именно в этом фильме в роли Ларисы Огудаловой дебютировала весьма популярная нынче Лариса Гузеева. Фотографии тех, кто еще примерил на себя роли Островского собраны в объемных, добротных альбомах. Лидером по количеству снимков оказался актер Игорь Ильинский, которого я помню по роли воинствующего бюрократа Огурцова  в фильме "Карнавальная ночь".



Отпечатков известных людей в музее Александра Островского множество и в совершенно неожиданных интерпретациях. К примеру, знакомство с домом завершают пейзажи села Щелыково, усадьбой в котором владел драматург в зрелые годы, и где был похоронен. Картины совершенно необычным образом оказались руки Александра Васильева - народного художника России и отца Александра же Васильева, но уже известного историка моды.



После прикосновения к личности автора "Грозы" - прогулка по Лужкову мосту. Пара минут лицезрения Москвы-реки... и мои действия отличны от поступков главной героини известной пьесы. Я оставляю водной глади свои визуальные поцелуи и отправляюсь трапезничать в болгарский ресторан.

Школа-студия МХАТ: "Черный квадрат, или от простого к сложному"

Класс - концерт в учебном театре школы - студии МХАТ им. А.П. Чехова появился в моем вечере спонтанно, как объемные капли, спрыгнувшие с безоблачного неба; как телефонный звонок, которого так долго ждешь, что уже и не чаешь; как внезапная клякса, оставляющая после себя... черный квадрат. Я пошла от простого к сложному и вместо домашнего маршрута отправилась  в школу-студию МХАТ, расположенную в Камергерском переулке.



Название спектакля - "Черный квадрат" - рождало игры ассоциаций, начиная от нетленного художества господина Малевича и заканчивая интригующей бездной, в которую я провалилась, открыв дверь в зрительный зал. Последний, кстати, был необычайно гостеприимен: большие мягкие кресла и расстояние между рядами, позволяющее погружаться в театральные перипетии хоть четыре часа к ряду. Впрочем, постановка шла чуть более ста двадцати минут с антрактом и представляла из себя серию миниатюр, объединенных общей тематикой.



Темы первого отделения - "Животные", "Пластические этюды,", "Игрушки, предметы и куклы". Миниатюры - смешные, гротескные или проникновенные, но все, как одна немые, лишний раз подтверждающие, что слова — это всего лишь сотрясение воздуха. Пластика тела, монолог глаз, кричащая тишина имеют потрясающий эффект, когда лопаются струны, когда не раскрываются парашюты…







Второе отделение стартовало с темы "Наблюдения". Артисты подсматривали за жизненными ситуациями, а я подсматривала за артистами - в бинокль! Так отчетливее были видны неподдельные эмоции, к примеру, в миниатюре "Учителя". Как вам такие математик, литератор и преподаватель ОБЖ? :-)







Покорила и сцена "Абитуриенты". В более широкой интерпретации - это мог бы быть и кастинг на "Фабрику звезд", когда каждый персонаж неповторим в своей комичности.



Пара часов юношеской искренности - и на выходе в вечерний мегаполис хочется говорить легкими па, хитросплетением волос, закрытыми глазами... Хочется отправить слова в отпуск, тем более, что в них подчас так мало настоящего...

Ул. Большая Садовая: Булгаковский дом

Есть одна ночь в году, которая может поконкурировать с новогодней - это ночь в музее. Ее неизменные составляющие - круглосуточный режим работы культурных учреждений, бесплатные экскурсии и постоянные аншлаги. Впрочем, последние меня, скорее, оттолкнут, чем притянут, потому как толпу, а уж очереди и подавно - не люблю. Однако вкусить особой ауры волшебного действа хотелось, и я нашла компромисс - отправилась в Булгаковский дом на празднование 119-летия со дня рождения писателя. Это мероприятие, начавшееся с едва появившимся намеком на сумерки, предваряло старт "Ночи в музее".
Итак, место действия - дворик знаменитой Большой Садовой, 10 (302- Бис).



Вовлеченность в мероприятие произошла сразу же, едва я открыла кованную калитку дома. Первое, что бросилось в глаза - это натянутые по всему периметру бельевые веревки с сушившейся одеждой, и десятки ожидающих мистерии. А по-другому у Булгакова никак.



В центре дворика красовалась сцена с раритетным убранством прошлого века: граммофоном, рубиновым торшером, диваном зеленого сукна, ретро - телефоном, фортепьяно и самоваром.



Пока собравшиеся смотрели на самовар и мечтали о горячих напитках, их искушали горячительными. Вальяжный кот Бегемот незаметно возникал перед милыми дамами и протягивал рюмочку, приговаривая: "Помилуйте, королева, разве я позволил бы себе налить даме водки? Это - чистый спирт!" Самые отчаянные поддавались на уговоры и подтверждали честность слов персонажа романа"Мастер и Маргарита".



Градус веселья и позитива удвоился с появлением на сцене актеров театра "Бу...", разыгравших интерактивно - театрализованное действо в духе главы из "Мастера и Маргариты" под названием "Сон Никанора Ивановича".



Помнится, Никанор Иванович Босой не кто иной, как председатель жилищного товарищества дома № 302-бис по Садовой улице в Москве, где проживал покойный Берлиоз. Так вот, некто Тимофей Квасцов донес, что товарищ Босой спекулирует валютой, и в данный момент в его квартире номер тридцать пять в вентиляции, в уборной, в газетной бумаге четыреста долларов. И вот Никанору Ивановичу снится сон, что его для выяснения происхождения валюты доставляют в некий театр, где всем заправляет трио поварят во главе с шеф-поваром Иваном Яичницей.





- Ну-с, Никанор Иванович, покажите нам пример, - и сдавайте валюту, - твердил конферансье Босому.
Никанор Иванович божился в своей непричастности к инородным дензнакам, а публика негодующе ревела.





Пока стойкий Босой отнекивался, валюту сдал некто Канавкин и даже сообщил о сбережениях своей тетки Пороховниковой, на Пречистенке. После содеянного Канавкин стал аки агнец. И даже почувствовал появление нимба.



Избавились от бесовской бумаги и Сергей Герардович Дунчиль с супругой.



Впрочем, Сергей Герардович больше переживал не из-за денег, а из-за обнародования его любовной связи с  Идой  Геркулановной, живущей в Харькове. Та сдала не только валюту, но и украшения.



В какой-то момент поварята оказались среди толпы и настойчиво призывали сдать валюту. Тех, кто не повиновался, ждала участь фигуры "Утка с яблоками": когда руки связывают, а в рот вместо кляпа засовывают красный фрукт. Никанор Иванович по-прежнему упорствовал, и был главным претендентов на "утку".



А потом единомоментно растаяли повара и  развалился  театр с  занавесом... Голос конферансье, становившийся все тише и тише, приговаривал, что отныне всем собравшимся будут снится только добрые, счастливые сны. И как подтверждение его слов, словно сон на яву - вынос двухъярусного торта.





Вкусное угощение оккупировали плотным кольцом, в которое я посчитала нужным, не соваться. Мой сон - другой, не кремово - калорийный на пластиковой тарелочке, а ценный, невесомый и, по-всему, с крыльями. Именно таким был неожиданный фейерверк из фольги и червонцев, парочку которых, я незаметно, спрятала под каблук :-)





ГКД: балет "Эсмеральда"

В то время, как одноклассники удивлялись объемам художественных произведений Виктора Гюго, я удивлялась перипетиям сюжета книги "Отверженные". Дальше был "Гаврош" и, наконец, "Собор парижской Богоматери". Бум на последнее произведение выразился во множестве интерпретаций: мюзиклы; балеты; попсовые песни, занимающие первые места в хит-парадах, и даже поверье, что встретить горбуна - к победе в спортивном состязании. Последний факт - из области очевидного - невероятного, но именно такую трактовку выдал мне лет пять назад один уважаемый хоккеист :-)
Но речь не о хоккее, хотя и его можно отнести к разряду искусства со зрелищными поддержками и па. Но я все-таки придерживаюсь классики, и к высокому причисляю балет.
Итак: Государственный Кремлевский Дворец, балет "Эсмеральда"...



Сюжетная линия настолько очевидна, что можно было бы обойтись и без либретто. Но с литературной версией постановки я все-таки ознакомилась. И не зря, поскольку художественный руководитель "Кремлевского балета" Андрей Петров заметно преобразил танцевальное действо, ведущее точку отсчета аж с 1844 года. Помимо нововведений в сюжете, появились изменения и в музыкальной части: к музыке Чезари Пуни были добавлены композиторские фантазии современника Владимира Качесова. Впрочем, данные метаморфозы показались мне вполне органичными, и не нарушили общий тон.
Вот в саду замка Алоизы Гонделорье проходят неспешные прогулки светских пар, и красавец Феб де Шатопер отдает свое сердце Флёр де Лис.



Тем временем во Дворе чудес - пристанище нищих и бродяг - складывается еще одна пара: всеобщая любимица, цыганка Эсмеральда, ради спасения жизни поэта Пьера Гренгуара, соглашается стать его женой.



К Эсмеральде неравнодушны священник Клод Фролло и горбун Квазимодо.



Влюбленным в цыганку оказывается и Феб де Шатопер, в знак своей признательности подаривший ей шарф. А после плененный Эсмеральдой окончательно. Но не бесповоротно. После ранения, нанесенного Фебу ревнивым священником Клодом Фролло, под подозрение и перспективу быть казненной попадает именно цыганка. А беззаботный Феб, оправившись от недуга физического, залечивает душевные раны все с той же Флёр де Лис, наслаждаясь танцами Дианы и Актеона.



Кстати, Актеон оказался таким эффектным и прыгучим, что на поклонах получил за свою небольшую по времени, но такую выразительную по мастерству партию, солидный куш рукоплесканий. Ни чуть не меньше оваций досталось и Квазимодо, убившему подлеца Фролла и снявшему с виселицы тело Эсмеральды. С бездыханной возлюбленной он танцует проникновенный танец, который становится заключительной точкой балета.



Квазимодо понравился мне больше всего: за технику исполнения и за жизненность образа, когда очевидный уродец, под влиянием любви, становится незримо красивым. Пожалуй, самым красивым...



По окончании постановки аплодисменты не смолкали в течение нескольких минут; и крики "Браво" присутствовали; и каждый из букетов для исполнительницы "Эсмеральды" был таким, что обеими руками не удержишь; и ни одного разочарованного лица я не видела. Все это идет в невероятный разрез с рецензиями СМИ, которых я начиталась. Или балет с премьерного 2006-го года обкатали, или я чего-то не понимаю... В любом случае, впечатления у меня самые приятные, а значит поход на "Эсмеральду" оправдан! И в подтверждении этого - по возвращении домой перед моим взором рисовались не поздние пассажиры, а  объемные декорации старой Франциии; а вместо гула метро в атмосфере звучала музыка президентского оркестра: тадам, тадам, тада-а-а-ам!..