Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Одна в музее: от Тьеполо до Каналетто и Гварди

Не так давно я зафиксировала в ежедневнике потрясающую мысль: "Чтобы спастись от мелких страстей и ужасных бедствий света, существует два пути, оба ведут к небесам и удаляют от ада: искусство и наука; но искусство божественнее науки: наука делает открытия, искусство создает". Перечитывая цитату десятки раз я поняла, что не могу довольствоваться ее теорией и должна проверить гипотезу на практике.
Случай не заставил себя долго ждать: меня пригласили в Пушкинский музей на частую экскурсию по выставке "От Тьеполо до Каналетто и Гварди".



Collapse )

г. Калуга: земное…



С наступлением рассвета Калуга обновилась. Она по-прежнему изобиловала "космическими" памятниками, вывесками, названиями улиц, на которых, как в галактическом пространстве, меланхолично и почти статично… Но теперь, в зарождающемся свете нового дня, она "дышала" не могуче, а мягко, нежно, легко. Калуга была земной. Она протягивала руку и приглашала в гости к одному из самых известных людей города – Константину Циолковскому.



Collapse )

Деревня Боблово: музей-усадьба Д.И. Менделеева



События новогодних каникул спровоцировали меня на размышления о химии в человеческих отношениях. В частности, на мысли о возможном существовании молекулы, определяющей характер чувств, а также о том, насколько ловко в ней закодирована содержащаяся информация. К примеру, возможна ли трансформация "болезненного" в "божественное" (равно как и наоборот), ведь и то, и другое классифицировано под кодовым элементом "bo"?!
Наиболее очевидным способом разобраться в полиморфизме мне казалось посещение усадьбы ученого Дмитрия Менделеева, расположенной в географической интерпретации "bo" - деревне Боблово.



Collapse )

Выставка обуви Вивьен Вествуд: стильное сумасшествие

Я нахожусь в предвкушении - настоящей весны и обновления своих новых сексуальных туфель, обвивающих стопу миниатюрными бантиками. Теплое время года и эффектная обувь - это нечто неразделимое, это новые ожидания с высоты двенадцати сантиметровых каблуков, это заигрывание ветра с обнаженными щиколоткам, это стильный лексикон - читай по ногам...
Пока за окном довольно промозгло и я по колено в сапогах, обувной грамотой можно наслаждаться не на деле, но в теории. Причем, в теории самого высокого уровня! В специально оборудованном лаунж помещении универмага "Цветной" проходит ретроспективная выставка обуви британского дизайнера Вивьен Вествуд, включающая в себя период творчества с 1973 по 2011 год.



Вивьен Вествуд - 70 лет. Она - талантливая хулиганка, королева панка, стильная сумасшедшая, пират в юбке, любительница эпатажа, рыжеволосая бестия. При этом она не лишена романтики и сексуальности, делающими ее яркий образ поистине незабываемым.



Прежде чем стартовать в Москве, ретроспективная выставка с успехом прошла в лондонском универмаге Селфриджес. Мероприятие заинтересовало бомонд не просто историей творчества, но лицезрением работ той, которая за всю свою карьеру ни разу не теряла актуальность, при этом всегда оставаясь "по другую сторону" трендов. Поистине уникальный феномен!



Полутемное помещение выставки со световыми акцентами на главных героев любования - туфли, ботинки, сапоги - погружает в мир Вивьен Вествуд в соответствии с хронологией. Обувь из былого века выглядит ветхой, но до потрясения революционной для 80-90-х годов прошлого столетия.





В 1988 году Вествуд создает туфли Аполлона. Один взгляд на них, и я понимаю: необразованные древние греки прибегали к мифам, чтобы объяснить безнадежность судьбы; образованная Вивьен творит реальность, чтобы утвердить "не такое, как у всех" счастье.



Обувь на платформе уступает место нарочито высоким, гиперболичным шпилькам.





Произведения от Вивьен Вествуд, зачастую напоминают, что угодно, но только не обувь. В них попраны все законы "носибельности". В туфлях поразительно все: от умопомрачительных каблуков, невообразимых застежек до самой формы, заставляющей краснеть даже искушенных модниц.





Один из культовых экспонатов выставки - знаменитые синие туфли Super Elevated Gillie на огромной платформе, с которых упала Наоми Кемпбэлл на показе в 1993 году. Напоминанием о том, до сих пор тиражируемом моменте, служит постер, где супермодель одновременно на гребне славы и на пике конфуза.







Наступление эры "поколения пепси" Вествуд отразила в контексте платформы туфель, словно обклееных обертками с банок газировок и с пивных бутылок.



Чем ближе к 21 веку, тем обувь кажется более применимой, но, тем не менее, не теряющей свою мощную, вествудскую энергетику.













На протяжении нескольких лет в работах Вивьен Вествуд появляются модели, органичные по своей форме и вполне бы претендовавшие на любовь широких масс, если бы не одно "но". Имитация рельефа пальцев ноги столь очевидна, что возможный эффект женственности переходит в какую-то животную страсть.







Творчество Вивьен за последние пару лет уже не является столь космическим. Современники вкусили свободы, привыкли к ярким краскам, адаптировались к безумствам - стало быть, мироощущение Вествуд становится все более понятным.











Рассматривая витрины, я предалась фантазиям на тему:  если вдруг мне предложат выбрать несколько моделей из коллекций Вивьен, что я выберу? Ответ получился таким: босоножки из рептилии на каблуке, усыпанном стразами; клетчатые сапожки, нога в которых имитирует эффект "ложка в стакане" и черные лаковые туфельки.







Впрочем, мой личный хит-парад был бы не полон без обуви Melissa, выпущенной в 2009 году и с той поры задурманившей мне голову. Туфли с капелькой для пальчика и открытой пяткой изготовлены из особого вида пластика и украшены огромным сердцем.







Эмоции от самобытной обуви были в попутчики моей более чем часовой прогулке по полутеплому апрельскому центру столицы. А когда ноги отказались идти, а руки замерзли окончательно, я зашла в итальянский ресторанчик и заказала крем-суп из чечевицы - такой же яркий на цвет и вкус, как творчество Вивьен Вествуд.